Протокол судебного заседания, как средство защиты осуждённого.

 

"Что написано пером,
не вырубишь топором"
(русская пословица)

 

Уголовный процесс, часто определяет дальнейшую судьбу человека на несколько лет, а бывает и на всю жизнь. Поэтому, благоприятный результат по уголовному делу, зависит от того, сможет ли адвокат отыскать в уголовном деле ключевые доказательства, необходимые для формирования позиции защиты, и насколько грамотно, он сможет этим распорядиться.

Статья 83 УПК РФ, ставит протокол судебного заседания на один уровень с другими доказательствами по уголовному делу. Но часто ли мы обращаемся к этому доказательству? И умеем ли его использовать при защите осужденного?

В моей практике было дело, когда нарушения, допущенные судом при ведении протокола, в итоге, позволили прекратить уголовное дело в отношении моего доверителя.

 

В ноябре 2016 года, ко мне за помощью обратился гражданин Коровко С.Н., обвиняемый в совершении кражи по ч. 1 ст. 158 УК РФ, с просьбой обжаловать приговор, постановленный 31.10.16г. мировым судьей Шестопаловым А.В.
Этим приговором мой доверитель был осужден, с назначением ему наказания в виде исправительных работ сроком на 10 месяцев с удержанием в доход государства 15% заработка ежемесячно. Кроме этого, судом был удовлетворён гражданский иск, в пользу потерпевшего, на сумму 34 100 рублей.

Вину, в совершении преступления, Коровко С.Н. не признавал. Кроме того, своё не согласие с приговором он аргументировал многочисленными нарушениями, допущенными судом при оценке доказательств.

Практикующие адвокаты знают, насколько сложно бывает, в апелляционной инстанции, добиться отмены обвинительного приговора. Чтобы вышестоящая инстанция отменила приговор, необходимо найти существенные нарушения, допущенные судом, при ведении уголовного процесса, которые могли повлиять на законность принятого решения. Иначе, если ссылаться только на неверную оценку судом, исследованных доказательств, апелляционная инстанция просто изменит приговор (исключит эпизод, переквалифицирует преступное деяние), но постарается оставить обвинительный приговор в силе.

Поэтому, знакомясь с материалами уголовного дела, я, прежде всего, уделил внимание процессуальным нарушениям. Такие нарушения нашлись в протоколе судебного заседания, в котором отсутствовало содержание выступлений в прениях защитника и прокурора. Секретарь судебного заседания ограничилась тем, что указала: "В прениях выступил прокурор. Прения прилагаются. В прениях выступил защитник. Прения прилагаются".

Конечно, кроме этого, были и иные нарушения, которые были допущены судом при оценке доказательств (не соответствие выводов суда исследованным доказательствам, оставление без внимания доказательств стороны защиты), но основной упор в жалобе, я делал на нарушения, допущенные при ведении протокола судебного заседания. И вот почему.

Согласно с п. 14 ч. 3 ст. 259 УПК РФ, в протоколе судебного заседания обязательно должно быть отражено, основное содержание выступления сторон в судебных прениях и последнее слово подсудимого.
В соответствии со ст. 292 УПК РФ прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника. А так как процесс осуществляется гласно, то в протоколе необходимо было фиксировать то, что стороны высказали устно, а не то, что приобщили на бумаге.
В соответствии с п. 15, 16 Постановления Пленума ВС РФ от 17.09.1975г. № 5 "О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при судебном разбирательстве судебных дел" (в ред. Постановления Пленума ВС РФ от 09.02.2012г. № 3), Верховный Суд обратил внимание нижестоящих судов на то, что протокол судебного заседания по уголовному делу, является одним из важнейших процессуальных документов по делу. Протокол должен составляться в точном соответствии с требованиями ст. 259 УПК РФ. Особое внимание должно уделяться правильности изложения ходатайств, заявленных участниками процесса, и порядка их обсуждения; определений суда, вынесенных без удаления в совещательную комнату; показаний подсудимого по существу предъявляемого ему обвинения, свидетелей и потерпевших по обстоятельствам дела; процесса исследования доказательств.

Указанные нормы права, давали основание предполагать, что выявленные и отражённые мною в жалобе процессуальные нарушения, должны повлечь отмену приговора, с возвращением дела на новое рассмотрение.

09 февраля 2017 года апелляционным постановлением Новосибирского районного суда Новосибирской области по делу № 10-5/2017, приговор мирового судьи был отменен по процессуальным нарушениям, без оценки доказательств виновности доверителя. Дело было возвращено в суд, на новое рассмотрение в ином составе судей.

Мой доверитель остался доволен, но решил, что в помощи адвоката он больше не нуждается. Выразив при этом уверенность, что повторно суд уж точно примет во внимание все доказательства стороны защиты. Наивный... Он просто плохо знал наше правосудие.

 

В следующий раз, я увидел Коровко С.Н. в октябре 2017 года, после того, как 13.10.17г. мировым судьей Мазаловой Е.В., в отношении Коровко С.Н. был вынесен приговор, по которому мой подзащитный вновь был признан виновным, с назначением ему наказания в виде 8 месяцев исправительных работ с удержанием в доход государства 15% заработка ежемесячно, а также с взысканием с него суммы причиненного ущерба в размере 34 100 рублей.

Коровко С.Н. вновь попросил меня взяться за работу и обжаловать вынесенный приговор.

нарушение прав обвиняемого в суде

Я принял поручение на защиту, хотя и сомневался в том, удастся ли мне найти веские доводы, которые могут повлиять на исход дела в апелляции. Я был уверен, что во второй-то раз суд "подчистит" и исправит недостатки, на которые я указывал в предыдущей апелляционной жалобе.

Но при ознакомлении с материалами дела, к своему удивлению, я обнаружил, что суд допустил ещё более грубые процессуальные нарушения. Было ощущение, что при новом рассмотрении, суд даже не обратил внимания, по каким основаниям, вышестоящая инстанция отменила ранее вынесенный приговор. Так:
- в протоколе судебного заседания судом, почти каждый раз, искажалось время начала и окончания судебного заседания. К примеру: судебное заседание начиналось в 14:00, а было закрыто в 13:45, или судебное заседание началось в 14:00, а окончено в 14:35, при этом фактически судебное заседание началось в 10:00;
- согласно протоколу, последнее слово подсудимого уложилось в 14 строк, при этом указано, что после этих 14 строк, "подсудимый зачитал ЕЩЁ свое последнее слово, которое прилагается на 16 страницах";
- в материалах дела было 2 протокола судебного заседания датированных одной датой, но с разным содержанием текста протокола!
И кроме этого, суд снова, не дал оценки доводам стороны защиты.

Мною вновь была подготовлена и подана апелляционная жалоба. Но в период повторного обжалования истекал срок давности привлечения доверителя к уголовной ответственности. Я засомневался - будет ли вышестоящий суд повторно отменять приговор по аналогичным обстоятельствам, или "закроет глаза" на допущенные нарушения. Не зря гласит поговорка - "Право как дышло, куда повернёшь, туда и вышло". Тем более, что фантазии, которую суд проявляет, когда отклоняет доводы апелляционной жалобы - просто можно позавидовать. "Обвинительный уклон" правосудия, не позволяет человеку вот так просто, "выскочить из лап" этого правосудия, тем более, если он уже дважды был осуждён.

Поэтому, параллельно с апелляционной жалобой, я обратился с жалобой к председателю Новосибирского областного суда о несоблюдение мировыми судьями порядка ведения протокола судебного заседания, в надежде, что проводимая проверка нарушений, допущенных мировым судьёй, не позволит апелляционной инстанции игнорировать доводы апелляционной жалобы.

 

жалоба председателю Новосибирского областного суда1

жалоба председателю Новосибирского областного суда2

жалоба председателю Новосибирского областного суда3

жалоба председателю Новосибирского областного суда4

фото №1 Жалоба председателю Новосибирского областного суда на 4 листах.

 

Предпринятые мною действия, оказались эффективными. Апелляционным постановлением Новосибирского районного суда от 28 ноября 2017 года по делу № 10-36/17, приговор мирового судьи был отменен, дело было возвращено на новое рассмотрение в ином составе судей.


В отношении нарушений, допущенных мировым судьей Мазаловой Е.В., мне пришел ответ, о том, что изложенные мною нарушения подтвердились, а мировому судье обращено внимание на необходимость строгого соблюдения норм уголовного процесса.

 

ответ на жалобу о нарушениях мировым судьёй закона

фото № 2 ответ на жалобу о нарушениях допущенных мировым судьёй

 

На сайте Совета судей Новосибирской области опубликовано Постановление Совета судей от 01.02.18г. № 5, где было рассмотрено представление Председателя Новосибирского районного суда в отношении мирового судьи Мазаловой Е.В., в том числе и по тем нарушениям, на которые я указывал в своей жалобе.

 

При третьем рассмотрении уголовного дела, ввиду затянувшейся судебной волокиты и разочаровании в правосудии, доверитель принял решение, согласиться на прекращение уголовного дела по основаниям п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за истечением срока давности уголовного преследования (Архив мирового судьи судебного участка No 2 Новосибирского судебного района Новосибирской области, дело №1-2/2018 от 15.02.18г.). Исковые требования потерпевшего были оставлены без рассмотрения.

 

Таким образом, только процессуальные нарушения, допущенные судом при ведении протокола судебного заседания, позволили мне ДВАЖДЫ, в одном деле, отменить обвинительный приговор (фактически по аналогичным обстоятельствам). Затянувшееся из-за судебных ошибок разбирательство, способствовало истечению срока давности привлечения лица к уголовной ответственности. Что в конечном итоге позволило прекратить уголовное дело в отношении моего доверителя.

 

Подводя итог, о роли протокола судебного заседания в защите осуждённого, считаю, что:


1. Протокол судебного заседания является эффективным доказательством в уголовном процессе. Нарушение порядка ведения протокола может повлечь отмену приговора, с возвращением уголовного дела на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела, стороны могут изменить свою, ранее выбранную позицию, и представить новые доказательства.

2. С протоколом судебного заседания необходимо знакомиться.
Во-первых, если приговор суда вас устраивает, но вы обнаружили процессуальные нарушения (аналогичные тем, о которых я изложил выше), можно принести замечания на протокол. Это позволит суду исправить процессуальные недостатки до рассмотрения дела в апелляционной инстанции, и тем самым вы сохраните приговор.
Во-вторых, если приговор не устраивает — выявленные нарушения, в целях защиты, возможно использовать в апелляционной и кассационной инстанции для отмены приговора.

3. Делая ставку на нарушения, допущенные в протоколе судебного заседания, я рекомендовал бы этот довод использовать, как дополнение к апелляционной жалобе, которое следует подать только тогда, когда дело будет передано в апелляционную инстанцию. Так как не исключаю, что если преждевременно заявить о таких нарушениях, то можно увидеть в апелляционной инстанции уже исправленный протокол. А ваши ссылки, на фотокопии страниц протокола с выявленными нарушениями, которые вы сделали при ознакомлении с делом, апелляционная инстанция расценит, как недостоверное и недопустимое доказательство.

4. С 01 сентября 2019 года законодатель вводит, наравне с ведением протокола в письменной форме, аудиопротоколирование.
Безусловно, это будет способствовать более достоверному изложению сведений в письменной форме протокола судебного заседания, но я не исключаю, что нарушения, подобные тем о которых я рассказал выше, в письменной форме протокола судами будут игнорироваться, ссылаясь на содержание аудиопротокола.

Однако, протокол судебного заседания в письменной форме, как средство защиты осужденного, не потеряет актуальность. Аудиопротоколирование не будет осуществляться в закрытых судебных разбирательствах, в случаях, предусмотренных ст. 241 УПК РФ!

Кроме того, указанный способ защиты возможно использовать при подготовке апелляционной и кассационной жалобы по уголовным делам, рассмотренным до 01 сентября 2019 года.

 

Далее: Защита обвиняемого на предварительном следствии.